Шрифт

А
А

Размер шрифта

А
А
А

Цвет сайта

А
А
А
А
А

Пресс-центр

Управление по связям с общественностью Банка Русский Стандарт
105187, Москва, ул. Ткацкая, д. 36
pr@rsb.ru
30 Июня 2021

Ставка надежды

Источник: Коммерсантъ # Банк

Российские банки находятся в хорошей форме. Не последнюю роль в этом играет снижение стоимости фондирования и относительно безболезненное прохождение кризиса, связанного с локдауном. В банки активно возвращаются розничные заемщики, несмотря на существенный рост ключевой ставки Центробанка с начала года.

Ставка мимо денег К основным событиям банковского сектора с начала года можно отнести повышение ключевой ставки ЦБ и публикацию сильной финансовой отчетности основных игроков рынка за первый квартал, полагает вице-президент — директор по стратегии банка «Санкт-Петербург» Константин Носков: «Не думаю, что изменение ключевой ставки в пределах 0,5% окажет сильное влияние на уровень ставок по кредитам и депозитам, а также на макропоказатели банковской системы». Но ужесточение денежно-кредитной политики ЦБ приведет к давлению на маржинальность банков в краткосрочной перспективе и к ее росту — в долгосрочной.

Напомним, что Банк России в конце первого квартала объявил об ужесточении денежно-кредитной политики (ДКП) и уже трижды принимал решения о повышении ключевой ставки: 19 марта она была поднята на 25 базисных пунктов, с 4,25% до 4,5% годовых, 23 апреля — на 50 базисных пунктов, до 5% годовых, 11 июня — еще на 50 базисных пунктов, до 5,5% годовых.

Решение о поднятии ключевой ставки, вызванное ростом инфляционных ожиданий и более быстрыми темпами восстановления экономики, соответствовало консенсус-прогнозу рынка и не принесло сюрпризов, говорит директор департамента операций на финансовых рынках банка «Русский стандарт» Максим Тимошенко. «ДКП в целом остается мягкой. Рост ключевой ставки, безусловно, вызвал коррекцию кредитно-депозитных ставок в сторону увеличения с поправкой на конкурентную среду. Однако, поскольку решение об увеличении ставки было ожидаемым, оно уже было частично заложено в ценах банковских продуктов. Поэтому резких изменений ценовых условий здесь ждать не приходится», — говорит он.

Повышение ключевой ставки скорее сигнал рынку, для клиентов банков оно не сыграет заметной роли, считает руководитель управления кредитных продуктов Райффайзенбанка Андрей Спиваков. В марте, приводит он пример, большинство банков не спешило пересматривать тарифы вслед за изменением ключевой ставки. «Со второго полугодия 2018 года, когда ЦБ в предыдущий раз повышал ставки и реакция банков в части кредитных ставок была более оперативной и ярко выраженной, прошло два с половиной года, — поясняет банкир. — Конкуренция резко выросла, рынок стал более зрелым, и сейчас банки ориентируются скорее на конкурентов, чем на действия ЦБ». После второго подряд повышения ключевой ставки, в апреле, банки стали поднимать процентные ставки, однако в силу высокой конкуренции и насыщенности рынка делают это с задержкой, принимая на себя часть маржинальных потерь, отмечает он.

На повышение ключевой ставки банки уже отреагировали ростом ставок по кредитам и депозитам, говорит главный аналитик ПСБ Дмитрий Монастыршин. При этом он ожидает, что повышение ставок по кредитам будет идти медленнее, чем по депозитам — скажутся наличие госпрограмм субсидирования кредитов, а также высокая конкуренция банков за заемщиков. Кроме того, банки смогут частично компенсировать снижение маржи за счет уменьшения стоимости риска и улучшения качества портфеля. «Рост ставок вместе с регуляторным ужесточением должен привести к замедлению кредитования. В свою очередь, приток средств клиентов немного ускорится. Сейчас сектор находится в состоянии структурного профицита ликвидности. Банки размещают в ЦБ больше средств, чем привлекают. До конца года комфортный уровень ликвидности в системе сохранится», — прогнозирует Дмитрий Монастыршин.

Ссудный день

В конце первого квартала 2021 года существенно ускорился рост необеспеченного розничного кредитования. За март соответствующий портфель российских банков вырос на 1,9%, что почти вдвое превысило показатели февраля и, как отмечает Банк России, соответствует докризисным темпам роста.

В апреле рост портфеля необеспеченных потребительских ссуд несколько замедлился, но все же остался на высоком уровне (1,6%). При этом, как отмечает в своих аналитических материалах ЦБ, «пока не ясно, является ли этот всплеск временным или же банки снова начинают „увлекаться“ высокомаржинальным кредитованием (как было после спада 2014-2015 годов.), что чревато ростом кредитного риска».

Ускорение темпов роста необеспеченного кредитования связано с восстановлением потребительской активности, с одной стороны, и сохранением тенденции снижения располагаемых доходов населения — с другой, полагает Константин Носков. Заемщики продолжают воспринимать ставки как низкие (и, возможно, ожидают их роста в будущем) и стараются успеть одолжить деньги подешевле. При этом, по его мнению, с учетом незначительного увеличения ставок в абсолютном выражении потенциал высоких темпов роста необеспеченного кредитования сохраняется. «На мой взгляд, ужесточение регулирования с точки зрения нагрузки на капитал по необеспеченным ссудам не сможет серьезно сдержать рост при наличии существенного спроса», — добавляет эксперт.

«Современные алгоритмы позволяют точно оценивать финансовый профиль заемщика и прогнозировать обслуживание долга. С учетом регуляторных ужесточений мы не ожидаем снижения требований к заемщикам», — отмечает аналитик.

Основная причина роста сегмента потребительского кредитования — отложенный спрос, полагает Андрей Спиваков. К заемщикам возвращается уверенность в преодолении COVID, кроме того, повышение ставки ЦБ породило ожидания подорожания кредитных продуктов, что стимулирует спрос. Также он отмечает, что значительно выросла доля онлайн-заявок: сейчас 80% обращений за кредитами клиенты подают через цифровые каналы, тогда как в 2020 году этот показатель в среднем составлял 70%, в 2019-м — 63%. Опасения по поводу серьезности проблем с закредитованностью оказались существенно преувеличены.

Ускорение темпов роста потребкредитования обусловлено увеличением риск-аппетита банков и смягчением требований к заемщикам на фоне улучшения экономической ситуации, говорит управляющий директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Александр Сараев. Кроме того, рост выдач потребительских кредитов подстегивают ожидания повышения с 1 июля 2021 года надбавок по необеспеченным потребительским кредитам до допандемийных значений. «Во втором полугодии этого года, после повышения коэффициентов риска по потребкредитам, а также по мере повышения ставок по кредитам на фоне роста ключевой ставки, темпы роста выдач будут постепенно снижаться. Кроме того, сдерживать рост кредитования будет по-прежнему отрицательная динамика реальных доходов населения, которые показали снижение на 3,6% в первом квартале 2021 года к первому кварталу 2020 года, и, как следствие, дефицит качественных заемщиков», — прогнозирует он.

В банке «Русский стандарт» обращают внимание на то, что за 2020 год, по данным ЦБ, из-за ограничений, связанных с пандемией, россиянами не было потрачено за границей около 2 трлн руб. и нынешней весной широкие возможности для поездок за границу не открылись. При этом продолжение госпрограммы «Льготная ипотека 6,5%» привело к тому, что уже с марта наблюдается очередное ускорение выдачи ипотечных кредитов. А покупка недвижимости в большинстве случаев ведет к необходимости ремонта, обновления мебели, бытовой техники и т. п., на что чаще всего и оформляются потребительские кредиты. Действительно, ипотека в 2021 году, как и в 2020-м, показывает хорошие темпы роста. Рост в марте составил 2,2% по сравнению с 1,9% в феврале и 0,9% в январе. А в апреле ипотечное кредитование вышло на пиковый темп роста (около 2,8%, по предварительным данным), наблюдавшийся в сентябре — декабре 2020 года.

Что касается корпоративного кредитования, то после относительно слабых показателей первого квартала (-0,2% в январе, +0,8% в феврале и +0,5% в марте при среднемесячных темпах роста в прошлом году на уровне 0,8%) в апреле произошел резкий всплеск: объем кредитов российских банков нефинансовым организациям вырос сразу на 2,5% (если исключить влияние фактора валютной переоценки). Правда, как отмечает Банк России, увеличение портфеля в апреле в значительной степени пришлось на кредитование ряда крупных сделок компаний горнодобывающей и нефтегазовой отраслей, а также кредиты дочерним компаниям системно значимых кредитных организаций.

Источники благополучия

В первом квартале 2021 года российская банковская система показала прибыль в 578 млрд руб., что на 9% превысило прибыль за аналогичный период прошлого года. Если такая динамика сохранится, то по итогам года прибыль может превысить рекордный финансовый результат 2019 года (1,7 трлн руб., по итогам 2020-го было 1,6 трлн руб.).

«С учетом тенденции к восстановлению экономики и дальнейшему „роспуску“ созданных в 2020 году масштабных резервов вероятность того, что 2021 год станет для сектора рекордным по прибыли, достаточно высока», — считает Константин Носков. Умеренный рост покажут комиссионные доходы, в то же время давление на маржинальность (в результате повышения ключевой ставки) не позволит процентному доходу показать существенную динамику.

«По нашим оценкам, очень вероятно, что прибыль банков в 2021 году превысит 1,7 трлн руб., — говорит Дмитрий Монастыршин. — Позитивное влияние на прибыль будут оказывать рост кредитования, рост комиссионных доходов, снижение расходов на резервирование потерь. В структуре прибыли мы отмечаем рост доходов от розничного бизнеса, особенно ипотечного кредитования, которое растет высокими темпами, и рост комиссионных доходов за счет увеличения безналичных операций». Также он отмечает, что за последний год российские банки нарастили вложения в облигации (преимущественно в ОФЗ) на 35%, однако отрицательная переоценка облигаций в первом квартале на фоне повышения ключевой ставки не позволила банкам увеличить доходы по этой статье. Но по мере стабилизации ставок можно ожидать увеличения доли доходов от ценных бумаг в прибыли банков.

Рост прибыльности банковской системы главным образом обусловлен относительно безболезненным прохождением банками кризиса, связанного с локдауном. Прогнозы значительного роста риска не оправдались, и банки находятся в хорошей форме, не последнюю роль в этом играет снижение стоимости фондирования на фоне исторически низких базовых ставок, считает Максим Тимошенко.

Александр Сараев несколько более осторожен: «Несмотря на существенное сокращение доходов от валютной переоценки, прибыль сектора в первом квартале 2021 года — это результат первого квартала 2020-го преимущественно в связи со снижением отчислений в резервы. Однако, по нашим оценкам, во втором квартале этого года отчисления в резервы могут возрасти на фоне завершения льготного периода резервирования для реструктурированных ссуд крупному бизнесу».