Шрифт

А
А

Размер шрифта

А
А
А

Цвет сайта

А
А
А
А
А

Пресс-центр

Управление по связям с общественностью Банка Русский Стандарт
105187, Москва, ул. Ткацкая, д. 36
pr@rsb.ru
21 Января 2020

Все в семью, или без возможности наследования

Источник: Банковское обозрение

Траст - механизм, позволяющий эффективно решать множество задач, одна из которых - передача активов по наследству. С его помощью можно аккумулировать состояние в руках одного наследника, поделить деньги между всеми членами семьи или оставить их без гроша в кармане. Как именно российские клиенты используют трасты, "Б.О" разбирался с помощью экспертов

Однажды Альфред Нобель прочитал в газете: "Умер Альфред Нобель, "торговец смертью"". На деле некролог относился к одному из его братьев, но репортеры перепутали имя. Осознание того, что потомки запомнят его злодеем, едва ли не серийным убийцей, стало поворотным моментом не только для самого 55-летнего изобретателя динамита и производителя оружия, но и для истории мировой науки. Нобель переписал завещание, чтобы после смерти все его деньги перешли Фонду в максимально консервативное доверительное управление. С 1900 года руководство структуры осуществляет управление денежными средствами, проводит Нобелевские симпозиумы, присуждает премии выдающимся ученым, политикам, писателям.

Правда, как показала практика, далеко не всегда управляющим Фондом удавалось придерживаться традиционной для трастов консервативной модели управления: Фонд оброс бизнес-стуктура-ми, бывало, что управляющие активно играли на бирже, а в некоторые годы результаты оказывались и вовсе отрицательными. Но при этом более века в выплате гонораров лауреатам Нобелевской премии, а также в проведении иных обязательных мероприятий

Фонд ориентировался на собственные силы (в 2013 году ему потребовалась финансовая помощь благотворителей).

Наследники в пролете / "Где деньги, пап?"

История трастов насчитывает три столетия. Возможно, в мире существуют и более "долгоживущие" трасты, чем Нобелевский фонд, но они явно менее публичны.

Детище Нобеля - классическая история, показывающая, насколько масштабные задачи на протяжении длительного времени можно решать при правильном структурировании активов и подходе к управлению ими. Но это также иллюстрация того, как в обход действующего в стране резидентства законодательства о наследовании можно исключить из категории наследников любого, кого завещатель сочтет нужным, распределив активы между "угодными" членами семьи или даже посторонними лицами.

Справедливости ради надо сказать, что прямых потомков у Альфреда Нобеля не было (зато было множество племянников). Но нередки ситуации, когда состояние не достается собственным детям. Более того, такие случаи встречаются все чаще, если не сказать - входят в моду. Причем раньше детей лишали состояния, как правило, за провинности - реальные или мнимые, сейчас средства отдают на благотворительность. Так, в 2019 году в США скончался владелец сети отелей Hilton Бэррон Хилтон. Миллиардер передал 97% состояния на благотворительность в обход наследников.

Основоположником моды на лишение отпрысков наследства считается Эндрю Карнеги, который в 1889 году опубликовал "Евангелие богатства". Основной его постулат: "Умрешь богатым - умрешь опозоренным". Семье он оставил достаточно, чтобы не бедствовать, но не более.

О том, что это именно мода и у нее множество адептов, свидетельствует статистика. Известно, что так называемую клятву дарения подписал американский миллиардер, медиамагнат и политик Майкл Блумберг - как, впрочем, и всемирно известные предприниматели Уоррен Баффит, Билл Гейтс и Майкл Цукерберг, певцы Элтон Джон и Стинг и сотни других состоятельных людей планеты. Из российских представителей списка Forbes по этому пути обещают пойти многодетные отцы Владимир Потанин ("ИНТЕРРОС") и Михаил Фридман ("Альфа Групп").

Но поскольку "обойденные" наследники могут оспорить завещание, к реализации подобных стратегий нередко приходится приступать заблаговременно, при этом активы передаются в различные трасты и фонды. Особенно это важно, когда завещание составлено в государствах, где не действует англосаксонское право.

По взаимному согласию

"Если оглянуться на мировую историю, то состоятельные люди занимались вопросом передачи наследства через трасты еще с 20-х годов прошлого века. - комментируют эксперты Imperia Private Banking "Русского Стандарта". - Один из первых известных пользователей такой услуги - Джон Рокфеллер. Он создавал траст - проще говоря, выбирал круг доверенных лиц, которые занимались вопросами его капиталов и передачи их членам семьи. Речь шла не только о непосредственных наследниках, но и о распределении всех активов среди членов семьи".

Эта история интересна еще и потому, что тот же Джон Д. Рокфеллер - один из тех, кто способствовал формированию тренда на благотворительность. Совместно с сыном, Джоном Д. Рокфеллером-младшим, он в 1913 году основал в Нью-Йорке еще и благотворительный Фонд Рокфеллера, куда пожертвовал 35 млн долларов. Сейчас состояние Фонда - около 3.7 млрд долларов. Таким образом, наследник патриарха семейства был не только осведомлен о том, что не все богатство достанется ему, но и сам помогал в организации благотворительной организации.

Любопытно, что размеры состояний Эндрю Карнеги и Джона Д. Рокфеллера на тот момент были сопоставимы, но о семье Рокфеллеров знают во всем мире и сегодня, а о Карнеги помнят единицы. История умалчивает о том, что думали о поступке Эндрю Карнеги его потомки.

Однако, по словам Иосифа Франгоса, управляющего партнера кипрской компании Bybloserve Management Ltd. в основном современные семьи более осознанно подходят к вопросам благотворительности, чем это было ранее. Наследники часто поддерживают своих отцов в их желании передать часть капиталов на общественные нужды. Не остаются в стороне и наследники русских семей - в частности, Владимир Потанин заявляет, что его дети согласны с его решением.

Популярная практика

Работающие с семейными состояниями российских клиентов эксперты уверяют, что использование трастов в целях решения проблем наследования - довольно распространенная практика.

Эксперты подразделения Imperia Private Banking "Русского Стандарта" отмечают, что популярность трастов растет, поскольку институт траста помогает правильному структурированию владения активами и передачи наследства, но при этом все зависит от конкретных кейсов, Дмитрий Брейтенбихер, руководитель департамента по работе с премиальными клиентами, старший вице-президент ВТБ, высказался примерно в том же ключе: "Использование трастов либо семейных фондов является стандартной практикой для клиентов, владеющих разнообразными активами как в России, так и за ее пределами. При этом решение об учреждении конкретной структуры принимается в каждом случае индивидуально, с учетом всех существующих особенностей и пожеланий клиента типа активов, их географии, законодательных требований страны их местонахождения, состава членов семьи, необходимости операционного управления и т.д.".

Определились с понятиями

По словам Дмитрия Брейтенбихера, подобные структуры, как правило, создаются в юрисдикциях с прозрачной и понятной системой права, а также устоявшейся судебной практикой по данным вопросам.

Клиенты предпочитают использовать для создания трастов традиционные решения, регистрируя их на Гернси, Кипре, в Люксембурге и другие юрисдикциях, говорит Евгения Тюри-кова, глава Sberbank Private Banking. "В российском законодательном поле определение трастов только появилось, и система пока не отработана. На сегодняшний день лучшее, что придумал мир в области передачи состояний, - это англосаксонская система обеспечения наследования. Этой системе уже как минимум 300 лет, - комментирует текущую ситуацию эксперт. - У нас пока механизм несовершенный, но мы быстро учимся".

"Трасты сейчас очень востребованы. От клиентов мы получаем запросы на создание трастов и фондов (foundation) в иностранных юрисдикциях. Более того, мы видим четкий запрос со стороны клиентов на создание подобных фондов в России, - уверяет Евгения Осиновская, исполнительный директор УРАЛСИБ | Private Bank, - Многие ждут изменений в российском законодательстве, которые позволят создавать у нас в стране полноценные трасты".

Неполное соответствие

Дмитрий Русак, эксперт-практик по созданию трастов и частных Family Office, уверен: "Траст - это только английская система права! Никаких голландских, швейцарских, люксембургских, панамских трастов не существует. Там возможно некое образование, смесь Family Office и траста, но это не траст, в чистом виде, как нет и трастовых компаний в Европе, исключение - филиалы настоящих трастовых компаний, но у них другие задачи. То. что голландцы называют трастовой компанией, на самом деле - консалтинговая компания, оказывающая юридические, консультационные и бухгалтерские слуги. Все остальные так называемые трасты - это Family Office со всеми вытекающими последствиями, главной из которых является право директора Family Office на любые операции с активами, а куда он их запрячет от вас и сколько "откусит" - еще тот вопрос".

"Настоящие" трасты - те, что зарегистрированы в таких юрисдикциях, как Кипр, Великобритания, Ирландия, Новая Зеландия, Австралия, Мальта и множество офшорных островов с английской системой права, - считает Дмитрий Русак. - Трасты - там, где есть прецедентное право. Во всех этих странах свои трастовые законодательства, в чем-то похожие друг на друга, но имеющие различия. Все трастовые компании обязаны иметь лицензию на трастовую деятельность".

По словам эксперта, трасты есть и в мусульманских странах. "Называется такой траст "вакф", но он имеет собственные нюансы, более того, создавая обычный траст для мусульманина, нужно учесть особенности шариата, чтобы потом не было неприятной неожиданности", - уточняет Дмитрий Русак.

Траст или не траст?

Между тем существует определение, которое позволяет без тени сомнения отличить, что является трастом, а что - Multi Family Office. "Траст это соглашение, по которому учредитель передает трастовой компании в юридическую собственность свои активы, а трастовая компания обязана управлять этими активами в пользу тех бенефициаров, которых указал учредитель. Трастовая компания не имеет права использовать активы клиента в своих интересах, она только ими владеет и управляет. После трастовой передачи учредитель не является собственником активов. При этом для стран другого права необходимо произвести смену титула собственности на акции, недвижимость и т.п.", - говорит Дмитрий Русак.

"Трасты - очень структурированная конструкция, которая за несколько сотен лет существования хорошо зарегулирована, чтобы избежать мошенничества, - соглашается Кирилл Николаев, сооснователь NICA Multi Family Office (Женева. Швейцария). - Но русские (как, впрочем, и китайские) клиенты открывают траст по-русски. Номинальный владелец фронтирует бенефициара, который за периметром ответственности, то есть используются опасные виды трастов".

О том, что рискованно открывать траст на шофера, друга или шурина, говорит и Дмитрий Русак. В любом случае номинальные владельцы могут войти в роль и начать распоряжаться "своими" активами.

Кирилл Николаев считает, что "трасты по-русски" - одна из важнейших причин потери семейного состояния. По его мнению, безопаснее нести налоговое бремя и платить за управление активами лицензированному профессионалу, чем оказаться объектом шантажа со стороны номинального владельца и потерять большую часть состояния.

Цена вопроса - 2%

Когда руководители банковских MFO говорят о том, что многие их клиенты имеют "семейные" трасты, это означает, как правило, что такие клиенты платят за управление активами дважды.

"Практически в любой юрисдиции, где действует английское право, можно сделать траст. Но в уважаемой юрисдикции, такой как Новая Зеландия, его содержание стоит 1% заведенных на него активов. "Помоечная" юрисдикция, конечно, дешевле, но повышается сложность прохождения денег, комплаенса, - поясняет Кирилл Николаев. - В случае, если у клиента и траст, и MFO, их содержание будет стоить ему 2% в год".

Николаев отмечает, что основная ценность траста - программирование ограничений при смене поколений. Семья не может растратить все деньги: пропить, дать в долг или разориться. Также ограничения, налагаемые трастом, могут обезопасить семьи от дробления состояния - как при росте числа наследников (или их аппетитов), так и от действий охотников за приданым всех видов.

В подразделении Imperia Private Banking "Русского Стандарта" говорят, что передача собственности членам семьи - второй по популярности вид услуг Family Office (на первом месте - вопросы долгосрочного управления активами клиента), поскольку немалая часть современной деловой элиты подошла к такому возрасту, когда пора задуматься о передаче бизнеса наследникам. И создание трастов, а также перевод активов на них - распространенный способ.

Песочница за миллионы

"Главная задача перевода активов на трасты - сохранение и преумножение их доходности. Эти капиталы либо перераспределяются между различными членами семьи, либо, наоборот, аккумулируются на одном или двух лицах, - поясняют эксперты банка. - Еще одна форма - включение детей наследника в структуру бизнес-империи, официальная передача им акций компании, которыми они, собственно, всегда владели. У нас есть ряд примеров подобных компаний, где сыновья уже занимают высокие посты и являются совладельцами. Таким образом, они наследуют дело и принимают активное участие в операционном управлении".

Дмитрий Русак, напротив, отмечает, что из всех возможных вариантов использования трастов в интересах семьи непосредственно для передачи бизнеса наследникам их применяют реже остальных. Причина в том, что бизнес в РФ завязан на работу с административным ресурсом и на личность создателя, при смене этих парадигм бизнес становится практически бесполезным - за редким исключением, поэтому проще его продать, а деньги зачислить в траст, уверяет эксперт.

Популярным у русских клиентов является траст-песочница - вариант траста, который создают родители, чтобы дети могли попробовать свои силы в бизнесе, рассказал Дмитрий Русак. "В этом случае трастовая компания выдает оговоренные средства для ведения бизнеса, контролируя компании, выступая акционером и корпоративным директором", - поясняет он.

Слабый пол ушел в защиту

Появилась новая тенденция на создание трастов женщинами, говорит эксперт. "Здесь прослеживаются два направления. В одном случае трасты создают сами женщины - собственники бизнеса или топ-менеджеры в крупнейших корпорациях. В таком случае трасты они создают либо в интересах своих детей, либо когда выходят замуж, что позволяет решить вопрос семейных активов без подписания брачного договора. Весьма прагматичный подход, при этом степень защиты в трасте гораздо лучше, - считает Дмитрий Русак. - Второй вариант - когда жены создают трасты, а мужья наполняют их имеющимися активами или, скажем, покупают за рубежом отели и передают их в траст. Это, как правило, делается в интересах детей и жен на случай развода, потери бизнеса. Также этот подход снимает риски внезапной смерти в случаях, когда мужчина-бизнесмен понимает, что активы просто могут не достаться семье "благодаря" усилиям его партнеров".

По словам эксперта, русские женщины в основном предпочитают трасты с пассивными инвестициями или коммерческую недвижимость - как правило, это отели или доходные дома возле университетов Европы.

Выбор юрисдикции - совет непостороннего

Эксперты отмечают, что клиенты, принимающие решение о создании траста, часто спрашивают их: где открывать траст и какой - офшорный или неофшорный. Судя по всему, в такие тонкости вникают наиболее разумные и дальновидные клиенты, поскольку Иосиф Франгос высказался в том смысле, что иногда неочевидно, зачем владельцу нужен траст.

Дмитрий Русак отвечает, что на поставленные вопросы нет однозначного ответа. "Но есть рекомендация для клиента. Первоначально создайте свое трастовое соглашение. Индивидуальное. Важно, чтобы вы четко знали, чего хотите. И только после этого приступайте к поискам трастовой компании, которая готова сотрудничать с вашим трастом. Где этот траст окажется, там ваш траст и будет. Хотя в трасте должен быть обязательный пуню, разрешающий смену трастовой компании и смену юрисдикции, и эта процедура должна быть достаточно простой".