Шрифт

А
А

Размер шрифта

А
А
А

Цвет сайта

А
А
А
А
А

Пресс-центр

Управление по связям с общественностью Банка Русский Стандарт
105187, Москва, ул. Ткацкая, д. 36
pr@rsb.ru
18 Января 2021

Как отмечу – приду

Источник: Огонёк (kommersant.ru/ogoniok)

Как россияне встретили Новый год

Фотографии новогодней Москвы я начала выкладывать в Instagram с начала декабря. Соотечественники дружно ставили лайки, каждый день, а иностранцы после 25 декабря начали осторожно интересоваться: «У вас до сих пор елки?» Ха. «Это только начало!» — отвечала я.

Иностранцы не знают, что мы привыкли откладывать все дела, как только начинают украшать улицы гирляндами и елочками. «Давай уже после Нового года, а?» — говорим мы, и это означает — после старого Нового года. Как отойдем. И то не факт. Мою знакомую в Хабаровске увезли с кровотечением в больницу в Новый год: ранее сданный анализ подтвердил нехороший прогноз, но никто помочь ей толком так и не смог — онкоцентр закрыт до 11-го. Кровотечение кое-как остановили, и ладно. Ждите.

«Напишите мне числа 15-го», — отмахнулся в декабре сантехник, которого я пыталась запугать фотографиями мокрого стыка труб. «Помогите! — взывала я. — Тут все проржавело! А если прорвет?» Но сантехник уже настроился на безделье: «Не прорвет. До 15 января точно продержится. А то и до 25-го, до Татьяниного дня... У меня жена Татьяна. Как отметим — приду».

«Не мешай нам отдыхать»

Вот что в России умеют, так это праздновать Новый год. Нынешние продолжительные каникулы в пандемию нам особенно удались — праздники строгого режима мы отмечали с особенной радостью, как в последний раз. Хотя некоторые и пытались нас этой радости лишить, например, бывший главный санитарный врач России, ныне депутат Госдумы Геннадий Онищенко еще в начале зимы предложил отказаться от длинных новогодних выходных: якобы они плохо сказываются на здоровье: «Это и отравления от передозировки алкоголя или суррогатов, это и травмирования людей в пьяном виде, и так далее». И вообще, мы, мол, одни так затягиваем: «Весь мир встретил Новый год и начинает работать, а мы целую декаду с вами не работаем».

Известный дизайнер Артемий Лебедев тоже взял слово: «Если бы я был президентом, первым же указом я отменил бы затяжные и бессмысленные выходные в январе и мае. Это же просто — народ и так не делает, работать никто не умеет, а им еще два раза в год бесплатные отпуска дают. На работу надо выходить 2 января. Потому что и так половину месяца нет денег, а в конце месяца все хотят полную зарплату. Словосочетание „первый рабочий день“ понятно только у нас в стране, потому что первых рабочих дней у нас по пять штук в год. А у нормального жителя Европы первый рабочий день бывает только один раз в жизни — сразу после окончания учебы. А потом второй, третий и так до пенсии без перерывов. „Тысячу лет вы пинали , настало время работать, дорогие граждане!“ — сказал бы я по телевизору в своей инаугурационной речи. И жизнь в России полностью изменилась бы».

«Не быть Артемию в России президентом никогда, — хмуро подвели итог в комментариях к этой записи. — Быстро его бы сместили, устроили госпереворот под лозунгами „Не мешай нам отдыхать!“». Опрос, проведенный кадровым порталом HeadHunter, подтверждает волю народа: большинство наших граждан не поддерживают идею сокращения новогодних каникул. За то, чтобы урезать слишком длинные праздники, выступают только начальники вроде Лебедева и прочие топ-менеджеры, их доля достигает 45 процентов. Да еще люди пенсионного и предпенсионного возраста считают, что россияне должны сачковать поменьше: опрошенные в возрасте от 55 лет и старше разделились почти поровну — сократить праздничные дни согласились 53 процента этих респондентов. Хорошо им, пенсам да боссам, командовать. А вот обычные наемные трудяги, конечно, хотят гулять. Да так, чтоб на весь год запомнить эти окаянные дни. Однова живем!

Может, поэтому инициативу «Единой России» сделать 31 декабря выходным по всей России, пожалуй, впервые так дружно граждане поддержали. Даже В. Путин, помолчав, согласился: «Тридцать первого [декабря] действительно уже очень своеобразная работа, мягко говоря, организуется, поэтому, конечно, наверное, следует это поддержать...» Что в переводе означает: ладно, фиг с вами, все равно ведь не работаете.

«Россия — родина понтов»

Именно в Новый год мы не только усиленно отдыхаем, но и стремимся доказать себе и окружающим, что живем, несмотря на затяжные каникулы, очень даже неплохо. Хотя, конечно, доказываем в меру сил мы это весь год. «Анализ более чем 12 миллионов взятых россиянами кредитов показал, что 93 процента кредитов было взято не на покупку товаров и услуг первой необходимости. Не на еду, медицину, не на то, чтобы одеть детей в школу или срочно поменять сломавшийся холодильник», — заявил эксперт Национальной банковской ассоциации Алексеев. Наши люди часто берут кредиты на «элементы хорошей жизни»: снимают убитые однушки, но зато покупают дорогие авто, ходят в прохудившихся сапогах, зато с новыми моделями смартфонов. Шубы, ювелирка, поездки на Мальдивы, «телевизоры во всю стену», свадьбы — множество кредитов мы берем ради понтов.

В декабре мы готовы к понтам особенно — «новогодний праздник длится пышно»! А в этом году, будто назло пандемии, мы гуляли особенно яростно. Несколько крупнейших российских банков опубликовали исследования, которые показали: в прошедшие новогодние каникулы россияне не экономили на путешествиях и развлечениях. Так, по информации ВТБ, расходы на эти сферы с 1 по 8 января увеличились на 500 млн рублей в сравнении с аналогичным периодом 2020-го и по итогу составили 22,5 млрд рублей. «В этом году большинство россиян ожидаемо выбрали для отдыха в новогодние каникулы внутренние направления: горнолыжные и морские курорты, старинные города, базы отдыха в регионах. Поэтому рост трат на новогодние развлечения именно внутри страны закономерен», — процитировали в пресс-службе банка слова вице-президента ВТБ Алексея Киричека. Это все понятно — границы закрыты, отдыхаем дома. Но некоторые эксперты ведь предполагали, что наши люди будут куда экономнее тратить деньги в такие тревожные времена. И так оно и было. До тех пор, пока Новый год не пришел.

В сфере развлечений новогодний рост трат составил 39 процентов по сравнению с прошлым годом, а реализация спиртного в каникулы выросла почти на треть, тоже побив своеобразный рекорд. Удивительно, но соотечественники в прошедшие новогодние праздники, несмотря на все ограничения, стали даже чаще посещать кафе, увеличив расходы на них на 20 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Об этом свидетельствуют данные банка «Русский стандарт».

А по данным ЮMoney, наиболее популярными предновогодними товарами стали ювелирные украшения. «Самое высокое увеличение оборотов платежей мы наблюдаем среди покупок ювелирных украшений — на 73 процента, — заявил Иван Глазачев, генеральный директор ЮMoney. — Если проанализировать динамику среднего чека за декабрь 2020 года в сравнении с прошлым годом, то его увеличение больше всего заметно в категориях одежды и обуви — 91 процент, товаров для спорта — 33 процента, электроники, бытовой техники, а также категории товаров для детей — 28 процентов».

Еще один новогодний тренд — небогатые россияне в провинции скупали к новогоднему столу искусственную красную и черную икру, информация об этом прозвучала в рамках Zoom-форума «Ритейл в регионах. Итоги-2020». Эксперты считают, что причина — в падении доходов населения.

Денег нет, но наши люди держатся, изо всех сил стараются накрыть 31 декабря, 7 и 13 января богатый стол — чтоб было что в «Одноклассниках» показать. Поэтому и используют для новогодних фотосессий не настоящую икру, а ее заменитель из желатина, рыбьего жира и красителя. Вон в соцсетях какая-то дама хвастается, что купила «черную икру по 200 рублей за банку» и призывает: «Скупайте, девочки, это гвоздь на праздничном столе», не обращая никакого внимания на насмешливые реплики: «Россия — родина понтов». И производители этим пользуются: красная икра и ее имитация в России в декабре, согласно исследованию «Платформы ОФД», подорожали на 24 процента по сравнению с прошлым годом. Руководитель аналитического агентства «Рыбсеть» Полина Кирова говорит о росте цен в настоящий момент уже на 34 процента. По ее словам, к концу января можно ждать вторую волну повышения: Масленица же впереди!

«Это ж надо было так гульнуть!»

Но новогодние, слава богу, отгуляли. Теперь разбираемся с последствиями. В среднем жители России набирают за новогодние праздники около 3-4 килограммов, пишет NEWS.ru со ссылкой на врача общей практики, диетолога Ирину Добрецову. И это тоже — традиция. Как там Чехов в рассказе «Новогодние великомученики» писал: «Съел кусок пирога, выпил рябиновой и пошел на Садовую к Изюмову... У Изюмова холодного пива выпил... в горло ударило... От Изюмова к Кошкину, потом к Карлу Карлычу... оттеда к дяде Петру Семенычу... Племянница Настя шоколатом попоила... Потом к Ляпкину зашел... Нет, вру, не к Ляпкину, а к Дарье Никодимовне... От нее уж к Ляпкину пошел... Ну-с, и везде хорошо себя чувствовал... Потом у Иванова, Курдюкова и Шиллера был, у полковника Порошкова был и там себя хорошо чувствовал... У купца Дунькина был... Пристал ко мне, чтоб я коньяк пил и сосиску с капустой ел... Выпил я рюмки три... пару сосисок съел — и тоже ничего... Только уж потом, когда от Рыжова выходил, почувствовал в голове... мерцание... Ослабел... Не знаю, отчего...»

Зачастую процесс возвращения к прежнему весу после длительных праздников может занимать до полугода. Дело в том, что пиршествуем мы ведь не только в новогоднюю ночь, не один день, не два. И даже не неделю. К тому же наши традиционные новогодние блюда содержат очень много подсолнечного масла и майонеза. Соцсети переполнены веселыми картинками: лежат два тюленя на фоне корабля с российским флагом, один стонет: «Я сейчас сдохну, больше не могу оливье доедать», а второй подбадривает: «Держись, брат. Там еще крабовый!»

А ведь каждый год находятся предатели, которые пытаются нас уговорить отречься от оливье. Но высококалорийный оливье — это не просто еда в России. Это — наш культурный код. Как длинные выходные, как новогодние застольные понты и фильм про иронию... Евгении Горац, лицензированному диетологу из США, один молодой иммигрант как-то сказал, что чувствует праздник, только когда ест салат оливье вместе с теми, с кем ел его в детстве. Евгения так прониклась этими словами, что написала целый рассказ-рекомендацию: «У меня больше нет возможности сесть за стол с теми, с кем я ела его в детстве, с теми, кто готовил его для меня. Мои родители умерли. Родня — далеко. Если у вас все еще есть такая возможность — не упустите ее. Друзья подождут. Идите к маме. И поешьте вместе с ней оливье, салат-историю, салат-гармонию, салат-песню»...

У нас возможность есть — мы в своей стране, со своими, в своем праве. Да, поели и поспали, погуляли и потанцевали, отметили на славу. А теперь сгоняем калории, набранные за время затяжных своих праздников — в спортзалах уже не протолкнуться. Подсчитываем деньги, отмываем потолок от следов шампанского, записываемся к гастроэнтерологу с обострением гастрита и вздыхаем: «Это ж надо было так гульнуть!» Лихорадочно наверстываем пропущенное на работе, делаем срочные операции по ночам и звоним клиентам: «Что там с вашей трубой? Держится? Ничего, если я в шесть утра к вам приду? У меня запись после праздников очень плотная». Выносим елки, сворачиваем и прячем подальше гирлянды и свое национальное праздничное безрассудство — до следующего декабря.