• Москва и область
    • Санкт-Петербург и Ленинградская область
  • А
    • Астраханская область
    • Архангельская область
    • Алтайский край
  • Б
    • Республика Бурятия
    • Республика Башкортостан
    • Брянская область
    • Белгородская область
  • В
    • Воронежская область
    • Вологодская область
    • Волгоградская область
    • Владимирская область
  • И
    • Иркутская область
    • Ивановская область
  • К
    • Республика Коми
    • Республика Карелия
    • Курская область
    • Курганская область
    • Красноярский край
    • Краснодарский край
    • Костромская область
    • Кировская область
    • Кемеровская область
    • Калужская область
    • Калининградская область
  • Л
    • Липецкая область
  • М
    • Республика Мордовия
    • Республика Марий Эл
  • Н
    • Новосибирская область
    • Нижегородская область
  • О
    • Орловская область
    • Оренбургская область
    • Омская область
  • П
    • Приморский край
    • Пермский край
    • Пензенская область
  • Р
    • Рязанская область
    • Ростовская область
  • С
    • Ставропольский край
    • Смоленская область
    • Свердловская область
    • Саратовская область
    • Самарская область
  • Т
    • Тюменская область
    • Тульская область
    • Томская область
    • Тверская область
    • Тамбовская область
    • Республика Татарстан
  • У
    • Ульяновская область
    • Республика Удмуртия
  • Х
    • Ханты-Мансийский автономный округ
    • Хабаровский край
    • Республика Хакасия
  • Ч
    • Челябинская область
    • Республика Чувашия
  • Я
    • Ярославская область
    • Ямало-Ненецкий автономный округ

весь сайт

интернет-банк

офисы и банкоматы

скидки и привилегии

позвонить
8 800 200-6-200
Звонок по России бесплатный

Не дать, а взять.

19 Февраля 2007

Автор: Наталия Орлова
Источник: SmartMoney
Дата: 19.02.2007
Номер: 006


У Рустама Тарико до сих пор все получалось. Конечно, восемь лет назад делать стартап в банковском бизнесе было легко: все ниши свободны—выбирай любую. Торговец алкоголем грамотно подошел к разработке и запуску проекта, в чем в общем-то нет ничего героического (если не считать, конечно, что больше никто до этого не додумался). Расходы на запуск в посткризисном 1999-м были минимальны: $100 000 за лицензию (Агрооптторгбанк) и приведение баланса банка к нулю, $1 млн—McKinsey за разработку концепции и $20 млн на выдачу первых кредитов. Через год удалось привлечь деньги IFC, еще через год начались рыночные заимствования—и маховик, принесший хозяину «Русского стандарта» (РС) более $1 млрд чистой прибыли, завертелся.

Бизнес банка удваивается из года в год. «Для нас не самоцель удвоить портфель, но получается, что каждый год удваиваем»,—говорит председатель правления «Русского стандарта» Дмитрий Левин. Сегодня РС—государство в государстве: собственная страховая компания, собственное коллекторское агентство, собственное кредитное бюро. По международным стандартам, банк заработал за прошлый год $570 млн (эти данные еще должны подтвердить аудиторы), доходность капитала—100%, на активы—14%. «По этим показателям мы надеемся сохранить позицию самого эффективного российского частного банка»,—говорит Левин.

Жизнь удалась? Мягко говоря, не совсем. В 2006 г. банк списал как «безнадежные к взысканию» кредиты почти на 11,5 млрд руб., втрое больше, чем в 2005-м. На РС (точнее, на его ценообразование) ополчились заемщики и регулятор, его все меньше жалуют рейтинговые агентства, а конкуренты ведут себя все настойчивее. Самое время делать очередной нестандартный ход. Пока остальные банкиры придумывают, как выдать побольше розничных кредитов, РС решил заняться текущими счетами и депозитами.

СТАВКИ В ОТСТАВКУ

За последние пять лет реальная эффективная ставка по кредитам «Русского стандарта» снизилась почти вдвое. Но и это не все: под угрозой система ценообразования, когда-то внедренная РС с легкой руки McKinsey. Ставка по товарным кредитам, которую объявляет РС, равна 19% годовых, есть и спецпредложения, по которым годовые не объявляются. Но плата за ведение ссудного счета и прочие хитрости составляет сумму, превосходящую объявленные 19%. А ведь есть еще штрафы за несвоевременное погашение и пени за просрочку. Заемщики, осознав, насколько все эти выплаты увеличивают сумму их долга, все чаще пытаются отстаивать свои права в суде.

В начале февраля тема стоимости потребительских кредитов стала одной из самых горячих на встрече руководителей банков с председателем ЦБ Сергеем Игнатьевым и его командой. Банкиры, среди которых не было ни одного представителя РС, ждали от ЦБ какой-то защиты: как можно считать ведение ссудного счета «навязываемой услугой», если банковское законодательство требует открытия такого счета при выдаче кредита? Однако понимания у регулятора они не нашли. «Я думаю, что эта проблема возникла, извините меня, от жадности,—откликнулся первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян.—Надо знать меру и не назначать комиссии, превосходящие основную ставку». Игнатьев поддержал Меликьяна: «Я понимаю, когда комиссия равна 0,1–0,2%. Это комиссия. Но если она сравнима со ставкой по кредиту, это уже не комиссия».

Председатель совета директоров екатеринбургского банка «Северная казна» Владимир Фролов поспешил заметить, что не только «сравнима», но и превосходит ставку. Фролов привел пример заемщика одного из "крупных потребительских банков"—Василия Гинцяка, который по ошибке не доплатил банку 30 коп. Через год заемщику пришло требование погасить образовавшуюся задолженность на 11 000 руб. "Как могут 30 коп. за год превратиться в 11 000 руб.?«—недоумевал Фролов, призывая столичных кредиторов «иметь совесть».

Ценообразование «Русского стандарта» не позволяет превратить 30 коп. в 11 000 руб. Однако руководство РС не поддерживает разговоры о «совести», его позиция—все наши комиссии, штрафы и пени указаны в договоре, который заемщик должен получить на руки. Если он чего-то не получил, не прочитал или не понял, это не освобождает его от обязательств по возникшим выплатам. Но атака на «ростовщиков», начатая чиновниками антимонопольной службы и, к огорчению банкиров, поддержанная ЦБ, ведет к тому, что зарабатывать только за счет высоких или «хитрых» ставок в 2007 г. уже не получится.

МАРШ ПИОНЕРА

Тарико умеет видеть проблему раньше конкурентов. Он первым начал кредитовать, первым построил сеть продаж в торговых точках, первым заключил договоры с конкурентами на прием платежей, первым наладил работу с проблемной задолженностью и грамотно убрал ее с баланса, первым начал снижать долю экспресс-кредитов в пользу кредитных карточек. Если в начале 2006 г. кредитные карты РС составляли меньше половины его ссудного портфеля, то к концу года их было уже две трети. И доля автокредитов за год выросла в 4 раза. Кредиты на утюги, конечно, остались, но они больше не играют ключевой роли в бизнесе РС.

В конце января выяснилось, что банк ждут и более глобальные перемены. Тарико объявил, что в ближайшие два года банк намерен создать одну из крупнейших в стране розничных сетей—на 500 отделений—и привлечь депозиты частных клиентов «на миллиарды долларов». И это, как выясняется, только часть планов. Если коротко, «Русский стандарт» станет универсальным банком, даже «финансовым супермаркетом».

Для банка, испытывающего серьезные проблемы с сервисом, это нетривиальная задача. Огромный кредитный портфель приводит к тому, что сеть банка перегружена непрекращающимся потоком клиентов, гасящих текущую задолженность. Можно это делать через Сбербанк, Импэксбанк и «Почту России», но придется платить комиссию, поэтому большая часть заемщиков спешит в отделения РС. Вот как описывают свои впечатления посетители его отделений на форумах в Интернете: «В субботу поехал гасить кредит в отделение РС, простоял в кассу больше двух часов. В отделении толпа, народ ругается и плюется. Одному стало плохо, вызывали „скорую“. Врачи оказали помощь, мужик встал стоять дальше».

Но вот другая картинка—и тоже о «Русском стандарте». «На прошлой неделе положила депозит в РС—300 000 руб. на полгода под 13% годовых,—рассказывает столичная домохозяйка, которая попросила не называть ее имени.—Отделение напротив ГУМа—просто супер: на первом этаже продают карточки American Express, на втором принимают депозиты. Народу никого, операционистка такая, что хочется ей отдать все свои деньги». Это пилотное отделение РС нового формата, проба проекта под условным названием «Русский стандарт Империя». Менеджер одного из розничных банков (конкурента РС) тоже рассказал SM, что разместил подобный депозит и остался очень доволен. «Единственное, что удивило на этом втором этаже,—нигде нет упоминания о „Русском стандарте“,—рассказывает банкир.—Пришлось просить их показать доверенность, чтобы я хоть видел, кому отдал деньги».

Левин говорит, что банк планирует открывать 100–150 новых офисов в год (сегодня с учетом находящихся на технической стадии ввода у банка их 150). Большинство будет привычными отделениями, где заемщики гасят кредиты,—удобством и хорошим месторасположением они обременены не будут. Другое дело офисы «Империи».

«У нас уже формируется линейка, с которой мы можем выходить в „высокий“ сегмент,—это не только депозиты, есть хорошее предложение, например, по карточкам,—объясняет председатель правления РС.—Но, чтобы серьезно продвинуться в этом сегменте, нужна соответствующая сеть».

Первый офис для VIР-клиентуры в мае должен открыться напротив Кремля—в бизнес-центре отеля «Балчуг». Аналогичное расположение банк ищет и в Санкт-Петербурге. Сколько будет таких отделений, Левин пока не отвечает, но общий подход—"в каждом крупном региональном центре должно быть как минимум одно такое отделение«. Крупных региональных центров у банка 10, в Москве и Питере, скорее всего, отделений будет больше. «Как скоро откроются эти 10–15 отделений, будет зависеть от того, насколько успешными окажутся „пилоты“,—говорит Левин.—Чтобы ускориться по этому проекту, мы, конечно, должны увидеть рентабельность. Потому что это дорогое удовольствие».

ИДЕАЛ В ПАССИВЕ

Левин уверяет, что неожиданно анонсированный акционером заход в депозиты—вовсе не смена стратегии банка. «Чем всегда был силен „Русский стандарт“? Продуктовым рядом и дистрибуцией,—объясняет он.—Исследования показывают, что в продуктах, находящихся в пассивной части баланса, сегодня огромный потенциал».

Такое внимание к пассивам—не только от желания войти в сегмент, где РС пока не работает. Рейтинговое агентство Standard & Poor’s в качестве обоснования не очень высокого кредитного рейтинга банка пеняет на «низкую диверсификацию пассивной базы РС, большую зависимость от рынка внутренних и внешних заимствований». А агентство RusRating и вовсе в прошлом году дважды понизило рейтинг РС (в последний раз—до «В» в декабре 2006-го, приравняв банк к имеющим аналогичный рейтинг Конверсбанку, Углеметбанку и Социальному городскому банку)—тоже в том числе из-за «высокой доли кредитов в структуре баланса банка»: РС должен международным и российским инвесторам почти $5 млрд.

«Если вы хотите, чтобы банк имел долгосрочное устойчивое конкурентное преимущество, иметь одну сеть дистрибуции опасно,—говорит Левин.—Мы хотим, чтобы сетей было много: не одна, не две, а несколько». Кроме магазинов, отделений и начинающейся «Империи» банк только что запустил интернет-банкинг. «Это хороший дополнительный сервис для наших клиентов: люди могут контролировать состояние счета, следить за платежами. Мы собираемся активно развивать бизнес текущих счетов, и Интернет будет использован как инструмент управления счетом». Кроме того, надеется предправления РС, интернет-банкинг будет эффективен для продажи депозитов, страховок и паев инвестиционных фондов. В случае успеха эти продукты сильно облагородят структуру доходов РС—рейтинговые агентства и регулятор как раз говорят о необходимости увеличивать комиссионные доходы.

Продавать инвестиционные и страховые продукты банк тоже начнет в этом году: переговоры со страховщиками и инвесткомпаниями близки к завершению. Не верите, что «Русскому стандарту» удастся наконец построить финансовый супермаркет, о котором давно твердят и «ВТБ 24», и «Уралсиб», и другие крупные игроки, а отдаленно похожая на работающую модель есть лишь у Ситибанка? В то, что в России можно с успехом раздавать гражданам маленькие кредиты, в 1999 г. тоже никто не верил. Этот ход—развитие сети и пассивных продуктов—принципиально отличается от позиции ближайших конкурентов РС по потребительскому кредитованию. Например, председатель правления Хоум Кредит энд Финанс Банка Андрей Лыков в прошлом году объяснял SM, что «ХКФБ получил банковскую лицензию лишь потому, что без нее в России нельзя выдавать кредиты». "Мы—монопродуктовый банк«—вот позиция ХКФБ.

А менеджер GE Money Bank (бывшего ДельтаБанка), занимающийся развитием розничной сети, объяснил SM, что его банку сегодня просто нет нужды возиться с частными депозитами: «C рейтингом головной конторы (General Elecrtic имеет высший кредитный рейтинг от трех ведущих агентств.—SM) мы можем привлекаться на рынках на порядок дешевле—какой смысл занимать у „физиков“ вдвое дороже? Это вариант для банков, у которых нет нашего преимущества».

Вот только не скажутся ли дорогие заимствования на прибыли РС? Ведь ставки РС по депозитам находятся «выше рынка», причем не только в сегменте VIP. «Мы выходим в этот сегмент рынка позже конкурентов, поэтому должны платить за вход,—не сомневается Левин.—К тому же объемы привлечения от „физиков“ и их долю в пассивах мы будем увеличивать постепенно: в этом году розничные депозиты составят 10% заимствований банка, а цель для нас—20—25% через 3–5 лет». Если план будет выполнен, подешевеют и рыночные заимствования—в конце прошлого года РС едва удалось разместить еврооблигации на $200 млн, причем по верхней границе ценового коридора.

СВЕТ И ТЬМА

Владелец «Русского стандарта» часто удивляет его сотрудников. В декабре прошлого года банк запустил новый продукт, «кредит на приобретение, строительство и ремонт жилья», проще говоря—ипотеку. А в январе, встречаясь с иностранными журналистами, Тарико рассказал, почему его банк ипотекой заниматься не будет: «Жилье скупается спекулянтами, раздувающими цены, когда-нибудь рынок недвижимости рухнет. Я еду по Кутузовскому проспекту и вижу, что в новостройках из года в год нет света. Пока там не загорится свет—никакой ипотеки».

На следующий день рекламные баннеры в Интернете, призывающие взять ипотеку в «Русском стандарте», соседствовали с заголовками: «Тарико предрекает обвал на рынке недвижимости» и «„Русский стандарт“ не пойдет в ипотеку». Сотрудники соответствующих подразделений банка приуныли и стали ждать увольнения.

«У нас могут быть продукты для тех домов, где есть свет,—деликатно объясняет коллизию Левин.—Где нет света, продуктов нет, а где есть—что-нибудь предложим».

Возможно, потратить сотни миллионов долларов на построение универсального банка—это и впрямь разумнее, чем раздать их жертвам московского квартирного «пузыря».